comiter_478 (comiter_478) wrote,
comiter_478
comiter_478

Category:

Отношение м-та Шептицкого к немецк. окупационному режиму в контексте док. из канцелярии Розенберга 1



Приход немецкой армии во Львов митрополит Шептицкий, как и многие другие украинцы, воспринял как освобождение от большевиков. Этот общий настрой вылился в торжественном поздравлении «победоносной немецкой армии», армии, которая могла также принести определенную форму законности. На его оценку политической ситуации также повлияла изоляция, вызванная политическими обстоятельствами и состоянием здоровья. Митрополит пользовался ограниченным числом источников информации, и можно сказать, что его информаторы пытались манипулировать его мнением и действиями. Для Шептицкого немецкое войско и представители гитлеровской гражданской власти в первые дни/месяцы войны олицетворяли две важнейшие вещи – освобождение от безбожия и террора советской власти, а также надежду на восстановление украинской государственности.

Вскоре Шептицкий начал критически оценивать действия новой оккупационной власти. Можно предположить, что больше всего повлияли на это не ограничение функционирования его Церкви или присоединения Галичины к Генеральному губернаторству (22 июля 1941 г.), а массовое уничтожение еврейского населения. Дружелюбное отношение Шептицкого к еврейской общине Галиции, его почитание еврейской культуры и религии были широко известны, хотя составляли скорее исключение, чем норму для украинской и польской общин межвоенной Польши. В письме к папе Пию XII, которое Шептицкий написал 29-31 августа 1942 и передал через доверенных лиц, митрополит открытым образом резко критически высказался о немецком оккупационном режиме.

Митрополит протестовал против беззакония и массового истребления гражданского населения как евреев, так и украинцев и поляков, которые стали ежедневным явлением в его городе. Важнейшим документом было пастырское послание «Не убий!», обнародованное 21 ноября 1942. Строки прошедшего цензуру оккупационной немецкой власти текста пастырского послания митрополита осуждают человекоубийство как таковое, без указания национальностей жертв и исполнителей, без обозначения конкретных обстоятельств.
Для исследования взглядов, мыслей и действий главы Греко-католической церкви в годы Второй мировой войны существует довольно ограниченный круг источников, относительно немного архивных документов. Часть важных документов, хранящихся в Ватиканских архивах, является пока недоступной для исследователей. Малоисследованными в контексте отношение Третьего рейха к Греко-католической церкви являются также некоторые немецкие коллекции, такие как документы канцелярии Гиммлера. Учитывая обстоятельства жизни под нацистским режимом, документов периода немецкой оккупации, которые характеризовали бы взгляды и мнения митрополита, осталось очень мало.

Документ, который мы хотим представить вниманию, является отчетом некоего д-ра Фредерика о поездке во Львов и о его разговорах с митрополитом Шептицким, Климентием Шептицким и некоторыми другими украинскими общественно-политическими деятелями. Этот документ хранится в Еврейском документационном центре в Париже, расположенном в мемориальном комплексе Холокоста французской столицы. Отчет или рапорт д-ра Фредерика является частью собрания архивных документов из канцелярии Альфреда Розенберга, министра оккупированных восточных территорий. Эти документы были отобраны и переданы Еврейскому документационному центру сразу после завершения Нюрнбергского процесса, некоторые из них являются копиями, а некоторые – оригиналами. Как видно из сопроводительной записки министерства оккупированных восточных территорий, др. Фредерик выполнял поручение министерства иностранных дел нацистской Германии. Из преамбулы рапорта видим, что др. Фредерик во время своей поездки во Львов получал всяческое содействие немецкой администрации в Галиции, в частности со стороны губернатора Отто Вехтера.

Ни в документе, ни в записке не указывается ни должность, ни звание д-ра Фредерика, которого любезно принимал губернатор Вехтер и с кем вели долгие и довольно откровенные разговоры митрополит Андрей и его брат архимандрит Климентий Шептицкий. Воспоминания Костя Панковского проливают свет на то, кем на самом деле был д-р. Фредерик. В частности, Кость Панковский вспоминает о приезде в августе 1943. во Львов французского историка и журналиста Рене Мартеля, который имел несколько встреч с митрополитом Шептицким. Вполне резонным выглядит предположение, что профессор Рене Мартель и д-р Всеволод Фредерик – одно и то же лицо, и именно Рене Мартель встречался с митрополитом Шептицким в августе 1943.

Это подтверждает косвенным образом также то, что в начале своего рапорта д-р Фредерик утверждает, что знает лично митрополита уже 15 лет. В архиве митрополита Шептицкого хранится копия письма митрополита к проф. Мартелю от 09.08.1931 г. В нем митрополит поздравляет профессора с успешным выходом в свет его книги о гетмане Иване Мазепе. После Второй мировой войны проф. Рене Мартель долго работал в Лилльском университете.

Упомянутые выше обстоятельства дают возможность предполагать, что митрополит Шептицкий был довольно открытым и откровенным с Рене Мартелем. Взгляды, убеждения, предыдущие публицистические/научные труды Мартеля и, очевидно, неведение митрополита о его сотрудничестве с нацистским министерством иностранных дел повлияли на ход и содержание бесед. Шептицкий, возможно, также, учитывая его изоляцию и существование в обстоятельствах надзора и цензуры, довольно искренне делился своими мыслями со знакомым ему с довоенных времен французским ученым. То есть, все это дает нам основание думать, что рапорт д-ра Всеволода Фредерика, то есть проф. Рене Мартеля, в достаточной мере достоверно отражает взгляды и мнения митрополита Шептицкого в конце лета 1943 г.

Документ этот является едва ли не единственным источником, пространно характеризующим взгляды митрополита в 1943 г., в частности, на немецкий оккупационный режим и на будущий исход войны. Этот документ развеивает сомнения относительно поддержки митрополитом создания дивизии «Галичина». Из публикуемого ниже документа следует, что Шептицкий все же поддержал создание дивизии и объяснил французскому историку, из каких соображений он это сделал.

Очень важным моментом в документе является разговор Рене Мартеля с митрополитом об истреблении еврейского населения Галиции. Осуждение митрополитом нацистской политики геноцида еврейского населения убеждает в том, что его помощь еврейскому населению не была ситуативной или спонтанным актом милосердия в отношении конкретных представителей еврейской общины. Другим важным моментом в цитируемом документе есть глубокая обеспокоенность митрополита Шептицкого украинско-польским противостоянием.

Митрополит также выразил свое абсолютно негативное отношение к немецкому нацизму, который, учитывая его привлекательность для масс, особенно для молодежи, он считал явлением более опасным, чем большевизм.

В целом опубликованный здесь документ из архива Розенберга исчерпывающим образом характеризует отношение митрополита к немецкому оккупационному режиму и помогает лучше понять конкретные действия Шептицкого в чрезвычайно сложный исторический период.

Лилиана Гентош
(перевод с украинского)

PS. В целом автор отчета представляет собой коллаборациониста, стоящего на защите интересов германского Рейха, что нужно учитывать при разборе его позиции и стилистики текста.

Читать документ.


Tags: Андрей Шептицкий, Восточная Церковь., Германия, Украина, документы истории, история, мои переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments